Шахрам Шейдайи

«Жертвование»

никогда не хотел
говорить я всех слов.
слова несли с собой огонь.
когда подступал он слишком близко,
я терял улицу, и все эти лица
становились на тебя похожи,
делая меня ещё больше потерянным.
ты проходила
кинжалом
сквозь мои кости.

не думала ты, что я каждую ночь
вижу луну
и от этого след твой во мне
всё глубже и глубже?
не думала ты, что я с тех пор
воду в реке видел как кровь
и деревья мучил, сжимая своей тоской?

разве любовь
не ураган, не внезапный ливень,
что птиц бьёт в ночи об окна и стены?
птица, мокрой, ветреной ночью
мир потерявшая,
хорошо понять может,
с каким я чувством детей лет, пяти, шести, на улице
обнимаю
и плачу.

не думала ты, что одиночество
стиснет в моём горле окошко крошечное
так, что я стану узником рук своих,
узником глаз своих?

разве любовь
для того лишь приходит к нам,
чтоб ослеплять? отсекать головы?
когда я пою, деревья у дома
жмутся в земле теснее друг к другу
и цветы в палисаднике,
один за одним,
желтеют, желтеют…
ты проходишь кинжалом
сквозь мои кости
и думаешь,
что мою боль облегчаешь.

для того, чтобы вглядеться в твои глаза,
не хватает мне нескольких веков тишины,
нескольких веков молчания,
отдалённости.

когда я пою,
огонь поднимается вихрем в огне
и мама моя садится у двери
и в голос рыдает: «он снова во сне её видел,
он снова
во сне её видел…»

не думала ты, что мы глазами
друг к другу так приблизились,
что в этом промежутке
всё остальное
нашло себя лишним,
ушло?

к моему голосу
прилипла кровь, а ты – к моей крови,
кода я пою,
к моему сердцу
прилипают сердца города,
и солдаты в гарнизонах
из пушек, от страха,
палят мне внутрь.

несколько морей приходит, чтобы запах
твой из меня вынести, но все они сами
пахнуть тобой начинают, закрыты
им пути назад,
а я всё тяжелее,

не думала ты, что страх во мне станет настолько велик,
что больше не спрячусь
ни в чём и нигде от него?..
теперь,

когда тысяча лет знакомства с тобой
в моей крови утекает,
к одной развилке дороги
в наших сердцах
подойти мы вынуждены.

знаешь, любовь – сказка,
полная загадок,
что не даёт взрослеть детям.
во имя твоих детей
я должен молчать
и нас обоих
довести до развилки.

я отдал твоим детям
свою любовь.
хорошо их вырасти.

перевод с фарси: Юлтан Садыкова