Реза Барахани

«Ветер и пепел»

пепел, что остался от тебя,
дремлет на моей груди.
он всё ещё жжёт,
жжёт меня всё ещё.
тело мёртвой газели
несут на руках по улицам
босоногие мужчины
и молятся.

дети, ростом выше лишь немногим бродячих кошек пыльных,
высыпали из школы, стоят, ошеломлённые.
глаз прохожих грецкие орехи ссохлись, от одного нажатия пальцами разобьются.
тогда слепой тупик проглотит самое светлое из того, что есть в мире, –
солнце.

между садами под листопадом я в переулках, по ним бежит кровь, вино в чаше – пенящийся яд.
корнями своими замарана была земля, да, замарана была с самых корней своих земля.
улыбка ласковая кравчего в конце концов меня в западню заведёт. прозрачно всё: наступит день, я чашу осушу.
увижу: прошёл, как скоро прошёл, тысячелетний удивительный день,
когда мы с остриёв четырёх вбитых намертво гвоздей вознеслись.
раскрылась пятерня красным цветком, целое небо звёзд у меня в горле,
и песня в каждой из звёзд, голова моя нимбом увенчана сияющим,
мучаюсь жаждой.

однако сейчас
что за бедное время!
наши тела, словно потрёпанные газеты, по улицам, по переулкам разбросанные, тлеют.
наступит день, я чашу осушу, осушу, улыбка ласковая кравчего в конце концов меня в западню заведёт.

ах ветер, ах, неведомо тебе, ведь были дни, трепетали бури от страха столкнуться с глазами моими, теперь
меня, как последний осенний лист, в твоих холодных руках лихорадит! где справедливость…
если уносишь, унеси этот пепел, что на груди моей дремлет,
но помни:
когда пройдёшь по садам под пение птиц
и приведёшь в дрожь все зелёные листья в мире,
окрасишь горизонты в кровавый цвет.

он всё ещё жжёт,
жжёт меня всё ещё.
пепел, что остался от тебя,
дремлет на моей груди.

перевод с фарси: Юлтан Садыкова