Форуг Фаррохзад

Самый сильный женский голос иранской поэзии – голос Форуг Фаррохзад (1934–1967), хрупкой черноглазой красавицы с обворожительной улыбкой и детской невинностью в душе, в пятнадцать лет вышедшей замуж за известного писателя Парвиза Шапура вдвое старше неё. То был несчастный брак, который вскоре распался, отняв у неё на всю жизнь возможность видеть сына – боль, с которой она так и не сможет сжиться. Сжигаемая внутренним пламенем, неуспокоенностью, она была всегда одинока: в родительском доме под суровым воспитанием отца-военного, в школе, где вместо того, чтобы поощрять пробуждающийся в ней литературный талант, над ним смеялись. Форуг всю дорогу не хватало тепла. Начала она с банально-сентиментальных стихов о любви, поразительно откровенных и больше напоминающих неконтролируемую лавину чувств, излившуюся на бумагу. Этими бурями она сразу привлекла к себе всеобщее внимание и заставила пунцоветь от смущения не одного литературного критика.

youltan-2

Увлекавшаяся с детства живописью (и сама неплохо рисующая), Фаррохзад принялась изучать историю искусств и отправилась в путешествие по Европе. Важным событием в её судьбе стало знакомство с кинорежиссёром Эбрахимом Голестаном, работа с которым дала ей бесценный опыт. Долгое время Форуг находится под влиянием поэта Надера Надерпура и, подобно ему, пишет четверостишиями «чарпарэ»: с рифмованной второй и четвёртой строкой. Но со временем, отчасти благодаря «Новой волне» с её обрывочно-газетным сознанием, Форуг обратится к простому языку и более современной, более свободной форме. Она на глазах вырастет из женской лирики и будет всё чаще оглядываться по сторонам, впитывая печали простых людей.
Тяготы жизни, социальная несправедливость, гнёт времени находят всё большее отражение в её творчестве. Но не как у Ахмада Шамлу, который всё видит будто бы сверху, общо – Форуг живая, земная, голая. Она и её жизнь – в каждом её тексте. Порой в стихах Форуг мелькают картинки из прошлого, обогретого сказками бабушки, доброй, религиозной, простодушной, суеверной старушки, родительский дом, сад с прудом, погоны на плечах отца, обиды, раннее превращение в женщину, к которому она не была готова, о чём её не спросили.

Даже когда Форуг говорит о страшном, грязном, осуждает, в ней – жар бьющегося сердца, любовь к человеку, который, возможно, оступился: «пустой человек. // пустой человек, трухлявый, полный уверенности. // посмотри, его зубы, когда жуют, // какие поют песни. // как его глаза, когда вопьются, // раздирают. // и как он идёт мимо мокрых деревьев, // смиренно, // тяжело, // ища приют… // в четыре часа, в то мгновенье, // когда у него по шее // с двух сторон нити вен голубые, // словно мёртвые змеи, // тянутся вверх и в висках стучащих, // повторяют одно лишь из крови слово – // «привет», // «привет»… // ты вдыхал ли когда-нибудь запах // этих четырёх голубых тюльпанов?»

Автопортрет Форуг

Автопортрет Форуг

Внутренняя эволюция Форуг вошла в историю с книгами: «Пленница» (1953), «Стена» (1956), «Мятеж» (1958), после которых она успокоится, стихнет, уйдёт в себя, и потом произойдёт «Новое рождение» (1964). Это «Новое рождение», на самом деле, первое и единственное рождение Форуг Фаррохзад как поэта. Всё, что было ею написано до этого сборника, можно забыть – она и сама это часто повторяла.

Невероятна скорость, с которой Форуг жила, росла: не останавливаться, не задерживаться, всё узнать, всех услышать и пойти своей тропой. Шла она всё время, иногда бежала, бежала так быстро, не потому что приятно, как ветер играет с волосами, а чтобы не прорасти в землю, не пропасть в ней, не укрощаться, не успокаиваться, не стоять на месте, быть свободной. Незадолго до страшной автокатастрофы, в которой Форуг погибнет, она закончит поэму-предчувствие «Уверуем в начало холодов» (1967). Это сложное произведение-пазл начинается со слов: «и это я. // женщина, которая стоит одна // на пороге холодов» – и вот в этом начальном «и» будто вся история, вся боль иранской женщины, которая замалчивалась целую вечность.

Она снимет знаменитый свой документальный фильм «Дом чёрный» (1962) о буднях обитателей лепрозория, высоко оценённый Бернардо Бертолуччи и завоевавший награду на кинофестивале в Оберхаузене. И усыновит мальчика, в этом лепрозории жившего с прокажёнными родителями, и обогреет его, окрылит, обучит языкам, литературе. Он теперь известный переводчик. youltan-3-1Жан Кокто говорил, мол, не плачьте, поэт только делает вид, что умер. Но на похоронах Форуг будут плакать люди, цветы, деревья, камни – всё будет плакать. Слишком уж правдоподобно она будет лежать там под расшитым покрывалом, белая-белая.

Текст: Юлтан Садыкова

Несколько стихотворений Форуг Фаррохзад: www.youltan.com/category/forough-farrokhzad/